Мескалиновый трип в джунглях

By , 26 марта, 2020 21:54
Дата: 24 марта 2020 года, вторник
Место: джунгли рядом с городом Акумаль, штат Кинтана-Роо, Мексика
Вещество: кактус пейот
 
Действующие лица:

я и Маша, моя жена
дон Хуан, индейский шаман
Оксана, переводчица

В общем, нам прислали точку на карте в Акумале, где дон Хуан должен будет нас ждать в 9 часов вечера. Времени оставалось мало, решили взять такси из Плайя–дель–Кармен, приехали на место, выглядит как довольно глухие мексиканские ебеня. Сама точка как будто внутри одноэтажного здания, и там открытый коридор. Заходим, там грязно и очень бедно, а в месте точки на карте расположена комната, в ней несколько мексов лежат в гамаках.

Жена (далее Маша) начинает сильно нервничать, думает, что церемония будет проходить в этом месте, и у неё гарантированно случится бэд–трип. Мы спрашиваем, где здесь дон Хуан, они говорят, что не знают. Я звоню Татьяне, которая нас обещала свести с ним, она не отвечает. Потом Татьяна сама перезванивает, говорит, ждите у черепахи (la tortuga). Мы подумали, мало ли, кафе какое–то с таким названием.

Вышли наружу, никакого кафе с таким названием нет, только какой–то пацан, el niño, бегает. Я его подозвал к себе, спрашиваю, donde esta la tortuga, где черепаха–то?

Показал. Она рядом совсем, бетонная фигурка черепахи, на улице темно. Сразу не заметили.

Приходит дон Хуан, он индеец, выглядит в натуре как типичный шаман, с длинными волосами, лет ему чуть за 50, как мне показалось. Доброжелательный дядька, позвал нас с собой, посадил в свой джип, там, кроме него был ещё помощник Даниэль.

Говорили по–испански, потом выяснилось, что он отлично говорит ещё и по–английски. Спрашивает, на каком языке с нами взаимодействовать? Если что, могу переводчицу позвать. Я говорю, что оба языка понимаю, Маша же попросила переводчицу (хотя английский она понимает, просто чтобы перестраховаться).

Заехали за переводчицей. Переводчицу зовут Оксана, молодая девушка из Украины, в Мексике полтора года живёт, замужем за мексом, испанского не знает. Зато знает английский. Решили, что дон Хуан будет говорить по–английски, а Оксана будет переводить.

Заехали за водой, Даниэль купил воды и повёз нас по какой–то далёкой дороге в джунгли. Приехали в какое–то место, совершенно оторванное от цивилизации. Там небольшая плоская площадка, рядом выложенное из камней небольшое помещение, в нём, как я понял, индейцы баню устраивают — разогревают камни докрасна и парятся там перед приёмом пейотля.

Спрашиваю Оксану, ягуары здесь водятся? Говорит, что да, но человека за много километров чувствуют, не подходят и не нападают.

Расстелили большие матрасы, поставили воду, средство от комаров, зажгли свечи по контуру в каменных нишах и костёр. Даниэль уехал. Хуан поставил два стула, на один сел сам, стал готовить кактус, в специальной ёмкости смешал какие–то ингредиенты, растолок, скатал шарики, отложил.

Говорит, мол, начинаем церемонию.

Вокруг джунгли, слышно, как бегают какие–то звери вокруг, небо ясное, звёзд много, очень красиво.

Дон Хуан начинает церемонию с обращения к четырём основным стихиям, то есть, как он говорит, элементам, огню, воде, воздуху и земле.

Говорит, что в каждом из этих элементов сокрыта невероятная сила, вспомните пожары в Австралии — это мощь el fuego, огня.

Вспомните, говорит, разрушительные наводнения и цунами — это мощь el agua, воды.

Посмотрите на ураганы — это мощь el aire, воздуха.

И, наконец, землетрясения, это та мощь, что может явить la tierra, земля.

Мы, говорит дон Хуан, в процессе своего рождения бываем представлены всем четырём стихиям. Сначала мы рождаемся в огне страсти наших родителей. Затем мы находимся в воде в утробе матери. После того, как мы появляемся на свет, мы делаем наш первый вдох воздухом. И затем, через некоторое время, мы соприкасаемся с землёй.

Резюмировал он это тем, что люди являются набором всех четырёх стихий, что даёт нам мощь их всех, вместе взятых. Далее дон Хуан сказал, что прежде всего сейчас наши мысли, и вопросы, и желания мы посвящаем огню. Спрашивайте, говорит, что хотите, и просите, чего хотите.

Церемония началась. Хуан спросил, пробовали ли мы rapé — бразильскую смесь табака то ли с корой, то ли с листьями какого–то дерева. Мы сказали, что нет. Затем Хуан достал специальные загнутые трубки, сказал дышать ртом, и вставил нам обоим в обе ноздри по очереди эту трубку и дунул этой смесью. По эффекту примерно как нюхательный табак, немного тонизирует.

Затем он достал скатанные шарики пейотля (он всё время называл их medicine, Оксана странно переводила как «медицина», но мне кажется, лучше бы подошёл термин «снадобье») и дал нам по одному. Говорит, мол, не ждите галлюцинаций и прочего подобного. Эффект будет нарастать, и утром, к рассвету, он достигнет своего пика и максимальной красоты, потому что это солнечное снадобье. Не концентрируйтесь друг на друге, концентрируйтесь исключительно на себе. Общаться вы друг с другом можете, но помимо этого попробуйте заглянуть вглубь себя.

После того, как мы съели, он начал бить в бубен и петь шаманскую песню огню. Пел на испанском, иногда дублировал на английский, в основном он благодарил все четыре элемента.

Прошёл час. Никакого действия пока не ощущается. Оксана рассказывает Маше про темаскаль — индейскую баню с разогревом камней докрасна, и они как раз на следующий день должны проводить эту церемонию.

Дон Хуан немного устал стучать в бубен и предложил спеть мне какую–нибудь песню на русском языке. А у меня даже идей нет к тому моменту, говорю — «не пришло пока время».

Мы съедаем ещё по одному шарику пейотля. Ожидаем эффекта, я пью воду, так как у меня сухость во рту. Хуан советует не пить много воды, поскольку живот будет болеть.

Хуан воскуривает какие–то травы в кубке и обходит нас с этим кубком. Запах очень приятный. Я не могу понять, имеется ли какой–то психоделический эффект — или мозг его додумывает, т.к. хочет спать.

Хуан предлагает выпить чаю с пейотлем. Выпиваем, чай очень горький.

Хуан рассказывает про наш мозг (мышление), он называет его Ягуаром. Наше сердце называет как–то иначе, не запомнил, с каким зверем он его ассоциировал. Говорит довольно банальные вещи, что мы привыкли слушать Ягуара, но сердце всегда знает правильный ответ.

Проходит час, Хуан предлагает нам взять ещё по шарику пейотля и добавляет, что мы можем брать столько, сколько захотим. Эффекта нет ни у меня, ни у Маши, я беру два, она всё же берёт один.

Хуан говорит, что наступило три часа ночи, поэтому нужно провести ритуал благодарности воде. Благодарили мы воду за то, что у нас есть возможность пить чистую воду, в то время как далеко не у всех жителей Земли такая возможность есть.

Проходит примерно полчаса, у Маши эффекта ни в одном глазу, у меня тоже. Неужели, думаю, нам решили устроить лёгкий вариант?

Иду в туалет (по естественным каменным ступенькам), поднимаюсь к дереву, занимаюсь своим делом. Поднимаю глаза наверх — кроны деревьев сложились во фрактальный узор. Привет, пейотль!

Возвращаюсь на площадку. Оксана лежит, Маша лежит, дон Хуан сидит у костра и что–то вещает. Меня начинает сильно тошнить, думаю, что если лягу, то станет лучше. Ложусь на матрас рядом с Машей. Маша по–прежнему ничего не ощущает.

Меня одолевает сонливость и тошнота. Психоделические ощущения всё сильнее нарастают, с открытыми глазами деревья слегка складываются в узоры. С закрытыми глазами наблюдаю красивейшие визуальные эффекты, которые у меня повторяются под любыми психоделиками. Блестящие металлические шестерёнки с неоновыми светящимися кругами внутри, к ним прицепляются другие шестерёнки и элементы других механизмов, всё крутится и слаженно работает. Техническое порно, как сейчас говорят. Маша потом скажет, что это из–за того, что я много EBM слушаю.

Параллельно нарастают неприятные ощущения — тошнота, головокружение, тахикардия. Стандартная для меня история под психоделиками с температурой — близко к костру, так сильно жарко, подальше, сильно холодно.

Понимаю, что вход затянулся, тут и дон Хуан подоспел со следующим приёмом. Через полчаса та же история, психоделические эффекты нарастают, но неприятные не исчезают. Я пересел на стул. Хуан спрашивает, мол, как ощущения?

Отвечаю: como… estoy tratando de entrar, pero no puedo, pero la puerta esta abierta — «как будто пытаюсь войти, но не могу, хотя дверь открыта».

Хуан понимающе смеётся, мол, Дмитрий, Дмитрий… скоро всё будет. Кивает головой, говорит, este mensaje no es para ella, т.е. это сообщение не для неё, правда, я не понял, Оксану или Машу он имеет в виду.

Говорю, tengo calor o no tengo calor? — «жарко мне или же нет?» — улыбается, говорит, this is how medicine works.

Вижу в костре огненных ягуаров и игуан. Veo a los animales en el fuego, говорю. Хуан смеётся, Оксана поняла фразу, удивляется — ты правда видишь животных в огне? Разумеется, вижу, у меня тут визуальные эффекты и парейдолия будь здоров.

Хуан говорит, что жил отшельником в этом месте на протяжении 20 лет, и вот 7 лет назад друг попросил его приехать в цивилизацию, с тех пор он живёт в Акумале. Рассказывает, как когда–то разводил костёр и увидел дерево, которое не мог опознать. Он бросил его в костёр, и оно издало крик Ягуара. На этом месте он начинает кричать, как Ягуар, я смотрю на его лицо, и вижу, что его лицо превращается в морду Ягуара. Это, пожалуй, был самый страшный момент за всю церемонию.

Снова ложусь спиной на матрас, смотрю на звёзды. Периодически курю. Так легче переносить неприятные эффекты, но через полчаса я резко вскакиваю и меня тошнит. Хуан говорит, что это хорошо — снадобье чистит тебя, оно решает, от чего тебе нужно избавиться. Становится легче.

Подоспело время следующего приёма. Like a pill, как пилюлю, говорит дон Хуан, глотай, дескать, и запивай водой. Всё равно просится наружу, но удерживаю.

Маша к тому моменту перестала пробовать жевать шарики и тоже глотает их. Ложимся дальше, через полчаса дурно становится уже Маше. Оксана отводит её по ступенькам в джунгли, Машу тошнит, и тоже становится легче. Она возвращается, мы лежим, у Маши наконец–то психоделический эффект. У меня он уже очень сильный.

Говорю что–то Хуану, а в голове рисуется интересная визуализация речи — как будто я на каком–то мероприятии, там фуршет и вокруг ходят официанты с подносами, а на них слова, и ты берёшь с подносов подходящие слова.

Хуан снова поёт шаманские песни и стучит в бубен. Я слышу эти песни, как акустический EBM. Extremely Boring Music? Ладно, окей, но как красиво–то! Звёзды пляшут, и образы меняются в соответствии с музыкой Хуана.

Поёт, nuestras palabras a las estrellas — и я вижу наши слова, уходящие к звёздам.

К этому моменту мы уже настолько много перекатывались на матрасе и рядом на земле, что жутко запачкались. Я всё ещё вижу ту дверь, в которую пытаюсь войти, но не получается, спрашиваю себя, почему. А из головы всё не идёт беспокойство. Нам же нужно, после того, как вернёмся с церемонии, собрать вещи, а послезавтра переезжать с арендованной виллы, да ещё не знаем, куда именно — выбрали несколько квартир, да пока ни одну не арендовали. Да ещё и коронавирус этот проклятый, будь он неладен. Непонятно что с чартерным рейсом, который должен будет увезти нас, ведь мы приехали и уезжаем сами по себе, а там в первую очередь вывоз клиентов туроператора.

Чувствую, что на моей душе налипла какая–то… тут другого слова не нашлось, хуйня. Хочу сказать это Оксане, смотрю на неё, но у неё очень высокомерный и холодный вид, как мне показалось. К самому Хуану не стал обращаться, поскольку не знаю, как по–испански «хуйня», вот чтобы с тем же эмоциональным оттенком.

Маша изъявила желание съесть следующий шарик, Оксана ей даёт его. Хуан спрашивает у неё, как самочувствие — она отвечает, что хорошо.

Спрашивает у меня, я отвечаю «estoy sucio», Хуан начинает кататься со смеху, Оксана спрашивает, что он сказал? Хуан отвечает, «he said he is dirty». Маша тоже спрашивает у меня, отвечаю, сказал ему, что я грязный. Но тут Хуан внезапно становится серьёзным и спрашивает — «what exactly is dirty?», я отвечаю, «no solo mi cuerpo esta sucio, mi alma tambien esta sucio, y mis pensamientos», дескать, не только тело моё грязное, но и душа и мысли.

Жди, говорит, скоро очистишься. Снова смеётся.

Обращаюсь к огню, спрашиваю — оставаться ли нам в Мексике? Что делать с чартерным рейсом? Огонь говорит, чтобы мы оставили это в покое и не предпринимали никаких действий, будь что будет.

Начинаю ментально швырять ту самую налипшую на меня хуйню в огонь. С каждым швырянием огонь трещит всё сильнее. Хуан встал и заинтересованно смотрит. Мне легче.

Близится рассвет. Маша съедает ещё один шарик мескалина, я воздерживаюсь. В джунглях уже довольно светло.

Я лежу, наслаждаюсь природой. Скоро рассвет. Средство против комаров выветрилось, ко мне подлетает комар и кусает меня в висок. В этот момент я понимаю, что готов спеть песню на русском языке, и понимаю, какую именно — песню «Про дурачка» Летова. Про меня, то есть. Мне легко и смешно, я смеюсь.

Говорю Оксане — может, таки спеть песню на русском языке? Оксана делает возмущённое лицо, Хуан заинтересованно спрашивает, что я спросил, но никто ему не переводит, мне почему–то стыдно.

Хуан на самом рассвете проводит церемонию закрытия. Благодарит на этот раз Землю за то, что она нас произвела и выкормила, и благодарит её за пейотль.

Muchas gracias — повторяем мы все.

Собираемся домой, мы с Машей, да и Хуан, невероятно грязные. Хуан всё вспоминает мою фразу, повторяет «estamos sucios», смеётся. Нам, говорит, всем не помешает горячая ванна.

Отвозит нас на стоянку, вызывает такси, ждёт, пока такси приедет и сажает нас туда. Говорит избегать алкоголя, красного мяса, говорит мне «но я знаю, ты хочешь пива», смеётся. Но предупреждает, что магические эффекты пройдут.

Машу тошнит, но она держится. Прощаемся с доном Хуаном, едем в такси домой.

Дома охуенно красиво и наконец–то становится полностью легко. Дома нас ждёт наша кошка, она очень красивая, у неё психоделично переливается шёрстка, она много мяукает и ластится. Бассейн красивый, пальмы красивые, всё наконец–то охуенно. Постепенно решаем все вопросы и ложимся спать, перед этим всё же выпив немного пива.

Что касательно характера трипа — да, он определённо похож на другие психоделики фенилэтиламинового ряда. Из негативных эффектов могу выделить сильную тошноту, из позитивных — большую глубину и мистический характер переживаний, но, я думаю, здесь сыграла роль установка и обстановка. Как опыт в целом — совершенно чудесно и незабываемо, но довольно жёстко.

Немного фотографий:

Leave a Reply

Panorama Theme by Themocracy